family constellaton

Патологии родительской “любви”

Статьи

Патологии родительской “любви”

Помните ли вы свое детство

Помните ли вы свое детство? Каким оно было? Безоблачно счастливым, полным горьких разочарований или…? Какие события сохранила ваша память? Лица друзей, «секретики», детские шалости, игра в «резиночку», один бу­тер­брод на дво­их, прогулки в лесу, походы на речку, в кино, зимние забавы, новогоднюю ёлку и подарки…? Или множество запретов, которые мешали свободно и рискованно исследовать мир, который вас окружал: шалить, “бузить”, придумывать себе самые разнообразные занятия, таскать беспризорных кошек домой, обливаться холодной водой, сидеть «по уши» в сугробах, лазить по деревьям, с которых, по мнению родителей,  легко «свалиться», «убиться» или «покалечиться»…А может, ваше детство навсегда омрачил развод родителей или вынужденный переезд…?

Предлагаю провести небольшое исследование…

С какого возраста вы себя помните?Какие события происходили в вашей жизни в это время? Что вы чувствовали? Как на них реагировали? Каким ребенком вы были? Общительным? Одиноким? Активным? Пассивным? Счастливым? Грустным? Что вас больше всего обижало в детстве? Какое ваше самое яркое впечатление детства? За что вас ругали в детстве? Какими были ваши отношения с родителями, братьями, сестрами, другими членами семьи? С кем вы были особенно близки? Кому вы могли доверять? Был ли кто-нибудь среди вашего окружения, с кем вы ссорились или кого боялись? Чему радовалось ваше ближайшее окружение? О чем печалилось?..

Как вы думаете, повлиял ли ваш детский опыт на взрослую жизнь? Если да, то как именно?

Я вот не столько ПОМНЮ, сколько ЗНАЮ свое детство по рассказам “очевидцев”)… Когда мне хочется, по-настоящему ВСПОМНИТЬ, я обращаюсь к «семейным архивам» – старому необъятных размеров потертому коричневому кожаному альбому – почетному «хранителю» наших воспоминаний, запечатленных, собранных воедино и потому правдивых и неизменных во времени…

Мы давно выросли

Одной из первых фотографий, в бережно собранной родителями “летописи” моего взросления, является фото трехлетней смешной коротко стриженной маленькой девочки, испуганно прячущейся за маму…

И что? Зачем все это вспоминать? Мы давно выросли… Какое это имеет значение?

Большое. Все важные жизненные решения мы приняли очень давно… Основная часть жизненного сценария закладывается именно в детстве: как невидимые, но никуда от себя не отпускаю­щие рельсы, по которым мы привычно катимся, теша себя иллюзией свободы и даже не подозревая, что все уже предо­пределено…

Например, девочка с фото, формально повзрослев, еще довольно долго будет искать рядом Родителя, который защитит и подскажет, как поступить правильно… И только, встретив на жизненном пути Учителей и Друзей, наконец поймет, что давно не нуждается ни в чьих разрешениях, чтобы жить так, как считает нужным…Как и любой другой Взрослый…

Детство – это серьезно

Итак, детство – это серьезно. Это не подготовка к жизни. Это сама жизнь. С момента рождения мы учимся быть в отношениях, которые и есть суть самой жизни. Мы смотрим на окружающих людей, на мир вокруг, и получаем опыт, на основе которого строим свою взрослую жизнь. И наши родители (нравится нам это или нет) одни из главных авторов нашей судьбы. Благодаря им мы приходим в этот мир. И, именно от аномалий родительской любви мы стремимся излечиться всю жизнь… Как много, иногда, уходит времени, чтобы их понять, простить и, в конечном итоге, прийти к выводу, что прощать собственно было нечего. Делали, что могли. Хранили, как могли. Любили, как могли. Вот только как сложно это признать:

правда (?) «…жизни младше жизни
лет на трид­цать – трид­цать пять.
Пола­гается полж­изни
ничего не пони­мать.
А потом понять так много
за каки­х-ни­будь полдня,
что пона­доби­тся Богу
вечн­ость – высл­ушать меня…

(с) Вера Павлова

Большинство специалистов считают, что основой любого жизненного сценария являются так называемые родительские предписания, которые  могут даваться как вербально (словесно), так и невербально (без слов), но главное здесь не это, а то, что они могут быть как позитивными, так и негативными. Если в детстве мы получили достаточно заботы и любви (т.е. родительские предписания были позитивными), то, и во взрослой жизни все складывается достаточно хорошо. Однако, если наш детский опыт негативный, мы замыкаемся на прошлом, на своих обидах, становимся инфантильными, отказываемся брать на себя ответственность за свою жизнь, боимся ситуаций, когда надо принимать решения или делать выбор… Боимся жить…

М. и Р. Гулдинги («Психотерапия нового решения») составили список основных негативных предписаний, которые родители дают своим детям:

– не делай,

– не будь,

– не сближайся,

– не будь значимым,

– не будь ребенком,

– не взрослей,

– не добейся успеха,

– не будь собой,

– не будь нормальным,

– не будь здоровым,

– не принадлежи.

Чем опасны такие предписания?

Не делай

Предписание «не делай» («не рискуй», «нельзя!»), по сути, означает: “Ничего не делай, так как все, за что бы ты ни взялся, настолько опасно, что лучше вообще ничего не делать”. Предписание обычно дают своему ребенку одержимые страхом родители, которые запрещают ему делать самые обычные для детского возраста вещи: прыгать, бегать и т. п. Волнуясь по поводу любого поступка, который совершает их ребенок, они как бы заражают его неверием в собственные силы.

«Внушение ребенку своей несостоятельности, нежизнеспособности, преувеличение опасности окружающего мира – универсальный способ привязывания ребенка, замедления его сепарации.
Страх сепарации лежит в основе детских социофобий… К подростковому возрасту все становится очень запущенным. Вместо того, чтобы решать основной вопрос – «Кто я и куда иду» – подросток развивает любые формы нарушенного функционирования для того, чтобы не отделяться от семьи. Как правило, девиантное поведение, алкоголизм, наркомания, академическая неуспеваемость – хорошие способы доказать миру свою несостоятельность и обеспечить семью необходимостью заботиться о себе».

А.Я. Варга

Не делай 2

Став взрослым, человек с предписанием «не делай» имеет серьезные затруднения с принятием решений.

Предписание «не будь значимым» («не будь первым») дается всякий раз, когда родители настоятельно советуют ребенку «не выпендриваться» и «не высовываться», подкрепляя свои сентенции житейскими благоглупостями о пользе скромности, незаметности и незамечаемости (на самом же деле — незамечательности). Взрослые люди, которые несут в себе такое послание, панически боятся брать на себя какую-либо ведущую роль. Они “проглатывают язык”, когда их просят выступить на собрании. На работе они могут прекрасно зарекомендовать себя на подчиненной должности, но никогда не добиваются при этом продвижения по службе или уклоняются от него. Другой вариант этого запрета – “Не проси того, что ты хочешь”.

 

Возможно, в вашей семье были «популярны» другие предписания, и родители даже пускали в ход «тяжелую артиллерию»:

Предписание «не будь» («не живи», «сгинь», «умри») – запрет на существование, который способен породить самоагрессию, крайней точкой которой является самоубийство ребенка.

Предписание может даваться по-разному: очень мягко («Если бы не было тебя, я бы давно ушла от твоего отца, жить с которым невозможно») и весьма жестко («Лучше бы ты вообще не рождался, тогда бы мне не пришлось тянуть лямку»). Оно может быть дано в виде мифа о рождении («Ты весь порвал мамочку, когда рождался, оттого она и больна»). В результате ребенок может решить: “Я покалечил или даже убил Маму тем, что родился. Следовательно, я представляю опасность для людей, так как могу покалечить или убить их уже одним своим присутствием. Значит, я сам заслуживаю того, чтобы меня покалечили или убили”. Воспоминание о таких вербальных посланиях может служить подтверждением присутствия в вас данного запрета, однако основное его содержание было усвоено благодаря невербальными сигналами в более раннем возрасте. В случаях, когда родитель оскорбляет ребенка или бьет его, послание “не живи” передается открыто. Существует много способов его «трансляции», но суть одна: «Если бы тебя не было, нам бы легче жилось» («Если тебя не будет, мы будем жить лучше»). Это послание дается в случаях, когда родитель чувствует, что ребенок чем-то обделяет его или угрожает ему.

Не сближайся

А может быть, вашим предписанием было:

«Не сближайся» (или «Не доверяй»)которое вытекает из (и возникает от) недостатка физического контакта и позитивных поглаживаний, когда родители резко пресекают попытки ребенка сблизиться с ними. Поначалу ребенок продолжает тянуться к родителю, но, раз за разом не встречая взаимности, в конце концов, может решить, что желанная близость не стоит боли отверженности. Тем самым это «расхолаживает» его от какого-либо сближения вообще. В результате вырастает интимофоб, который оказывается неспособным на подлинную интимность и близость. Часто такой запрет усваивается путем подражания родителям, которые редко прикасаются друг к другу или к ребенку. Другая форма данного запрета – “Не будь эмоционально близким”. Это послание может передаваться из поколения в поколение в семьях, где не принято говорить о своих чувствах. Бывает, правда, и так, что предписание «не сближайся» ребенок дает себе сам — когда он теряет (в связи со смертью или разводом) одного из родителей, с которым был очень близок, и решает, что в близости с кем угодно нет смысла, ибо «они все равно умрут или уйдут». Будучи не в состоянии понять подлинные причины исчезновения родителя, ребенок может прийти к выводу: “Больше никогда никому не поверю, что он в случае необходимости окажется рядом”. Запрет “не доверяй” может быть усвоен и в тех случаях, когда родитель оскорбляет, пытается обмануть или использовать ребенка в своих целях. Ребенок решает: “Чтобы оградить себя от этого, буду держаться от тебя подальше”.

Следуя подобным решениям во взрослой жизни, такой человек становится подозрительным к окружающим его людям. Даже если они тепло к нему относятся и полностью принимают, он все равно будет пытаться отыскать в этом отношении какие-то признаки неприятия. Если другой человек отказывается отвергать его, он может подвергнуть эти отношения “испытанию вплоть до разрушения”, после чего сказать: “Я же говорил!”

Предписание «не будь ребенком». Это еще один запрет, налагаемый родителями, которые ощущают угрозу со стороны собственного ребенка. Ребенок в родителе говорит: “Здесь есть место только для одного малыша, и этот малыш – я. Тем не менее, я согласен терпеть тебя, если ты будешь вести себя как взрослый, а не как ребенок”. В дальнейшем это может выражаться в таком  вербальном послании как: “Ты уже большой, чтобы…”.

Запрет быть ребенком налагают также родители, которым в детстве самим не разрешали вести себя по-детски, и которые поэтому чувствуют угрозу в детском поведении. Они могли воспитываться в строгих семьях, где мерилом ценности человека были лишь конкретные дела и поступки. Родители либо пытаются сделать из своих сына или дочери маленького мужчину или маленькую женщину, либо просто поручают младших детей заботам старших. В результате этих невинных и, казалось бы, педагогически экологичных действий, несчастные дети досрочно становятся взрослыми.  «Исследования показали, что матери таких детей не одобряют, когда они «ведут себя как дети», и подталкивают их к тому, чтобы они чаще вели себя как «взрослые» даже в раннем детстве. Они хотят использовать вербальный контакт вместо физического и очень не любят, когда их дети отыгрывают гнев. Они считают, что дети не должны проявлять к матери негативных чувств, если та будет вынуждена поручить их какому-то другому воспитателю. Также они считают, что дети не могут испытывать – не говоря уже о том, чтобы выражать – ярость, унижение и бессилие, которые обыкновенно испытывает ребенок в раннем детстве. Неудивительно, что дети, которые получали такие послания вместо помощи в развитии умения справляться со своими чувствами – стыдом, яростью, агрессией, – с одной стороны, были очень удобными для взрослых, но с другой – оставались более эмоционально ранимыми, чем кажется на первый взгляд. Их жажда восхищения делает их более умными, когда они оказываются в центре внимания, но им нужно быть «лучшими» в команде, победителями в любом соревновании. Они преждевременно становятся самодостаточными и научаются избегать фрустрации, но если им это не удается, их личность «распадается»: с плачем, рыданиями и даже с агрессивными выпадами. Они не могут терпеть чьей-либо помощи, особенно получать ее от других детей, над которыми они склонны доминировать. Они слишком очаровательны, и язык не поворачивается назвать их «испорченными», однако для них в существенной степени характерен все еще не разрешенный инфантильный нарциссизм, и они отчаянно нуждаются в том, чтобы кем-то управлять, – для подкрепления своей самооценки». (Сэнди Хотчкис).

Глядя на детей, которые живут в соответствии с данным предписанием, создается впечатление, что они «перепрыгнули через свое детство». Они вынуждены были приспосабливаться к нарциссическим склонностям своих родителей, и по существу, воспитывать сами себя, при этом, пытаясь отвечать почти невыполнимым требованиям родителей.

Иногда запрет «не будь ребенком» налагают на себя старшие или единственные в семье дети. Наблюдая перебранку между Папой и Мамой, единственный ребенок может решить: “Никого, кроме меня, поблизости нет. Значит, конфликт возник из-за меня. Следовательно, мне нужно что-то с ним делать. Надо бы поскорее вырасти, чтобы я мог с этим справиться”.

Если вы чувствуете себя в отношениях с детьми неуютно, то, возможно, несете в себе запрет быть ребенком. Это может оказаться верным и в том случае, если вы ведете себя скованно на вечеринках и в тому подобных ситуациях взрослого досуга.

Предписание «не взрослей» (или не расти и не становись сексуально привлекательным);является едва ли не самым распространенным — прежде всего в семьях, где семейный уклад держится на детях, ибо они единственное, что еще удерживает супругов вместе.

Взросление

Достижение ребенком взрослости приведет к распаду семьи, и, бессознательно понимая это, либо отец, либо мать дают ребенку предписание «не взрослей».Возможно, они усматривают свою ценность лишь в своей способности быть хорошим отцом или матерью. Если их ребенок вырастет, они лишатся ощущения собственной значимости. И наоборот, этот запрет может налагаться родителями, которые сами так и не стали взрослыми. Они хотят, чтобы ребенок оставался их маленьким “товарищем по играм”.Иногда запрет “Не взрослей” воспринимается как “Не покидай меня”.

Или же его могут дать родители, напуганные, например, пробуждающейся сексуальностью своего ребенка, запрещая модно одеваться, ходить на дискотеки и даже просто прекратив физические поглаживания, недвусмысленно намекая: «Не взрослей, иначе я не буду тебя любить».

 Предписание «не добейся успеха» (не превосходи меня) дается родителями (а точнее, их вечно проигрывающими Внутренними Детьми) всякий раз, когда в ответ на победу своего ребенка они ни с того, ни с сего обижаются, поджимают губки и прерывают контакт, как бы сообщая: «Не будь Выигрывающим, а не то…» (вставку сделайте сами), что, в конечном счете, преобразовывается в «не добейся успеха».

Этот запрет налагает родитель, который в состоянии Ребенка ревниво относится к достижениям сына или дочери. Видя успехи ребенка, родитель может гордится им из этой роли. Однако в состоянии Ребенка он, сам того не сознавая, испытывает черную зависть к открывающимся перед ребенком перспективам, которых у него никогда не было. Что, если он и в самом деле преуспеет в учебе? Не докажет ли это, что он лучше его? Родитель может невербально запретить ребенку достичь успеха, хотя на поверхностном уровне заставляет его хорошо учиться.

Школьник, который принял сценарное решение подчиниться запрету “Не добейся успеха”, обычно хорошо учится в школе и старательно выполняет все задания. Но когда дело доходит до экзаменов он, как правило, находит какой-то способ перечеркнуть свои усилия. Он может переволноваться и сбежать с экзамена. Он может “забыть” сдать какую-то важную работу и т.п.

Не будь собой

Предписание «не будь собой» (мальчиком, девочкой; будь идеальным ребенком) чаще всего дается ребенку «неправильного» пола (когда, например, ждали мальчика, а родилась девочка). Невербально родители сообщают ему: “Не будь лицом своего пола”. Это может выразиться в выборе имени: девочку могут назвать мужским именем, а мальчика – женским. Родители могут одевать девочку “под сорванца”, а мальчика рядить в кружевные воротнички с бантами. Такой ребенок воспитывается с нечеткой половой идентификацией (а откуда ей взяться?) и убеждением, что «собой быть не стоит». Во взрослой жизни человек с таким запретом может продолжать носить одежду и культивировать манеры, свойственные лицам противоположного пола.

Помимо того, предписание “не будь собой, будь каким-то другим ребенком” сплошь и рядом дается родителями, которые жестко пресекают любое отклонение их ребенка от спланированного папой и мамой стиля, имиджа, способов поведения и даже жизненного маршрута. Родители могут предпочитать младшего ребенка старшему или брата сестре. Мать, которая не принимает свое дитя, может постоянно сравнивать его с другими детьми: “Маленький Егорка уже катается на двухколесном велосипеде – какой умница! А ведь он на год младше тебя”. В данном случае у матери может быть некий образ “идеального ребенка”, которого она хотела бы иметь. Поэтому она положительно реагирует лишь на те проявления своего действительного ребенка, которые напоминают ей этот образ, а к остальным относится пренебрежительно.

Предписания «не будь нормальным» и «не будь здоровым», «не чувствуй себя хорошо» (чтобы получить мое внимание) весьма похожи по смыслу и условиям «выдачи», ибо подобным образом родители программируют своего ребенка всякий раз, когда не обращают внимания на него, пока он здоров, но начинают самозабвенно ухаживать за ним, когда он заболеет. Ребенок делает вывод: “Чтобы получать необходимое мне внимание, я должен болеть”. Сами того не ведая, родители налагают на него запрет быть здоровым. Если он подчинится ему во взрослой жизни, то, возможно, будет применять сценарную стратегию недомогания, когда в отношениях с людьми или на работе у него будет что-то не ладиться. Вариант данного запрета “Не будь психически здоров” нередко усваивается путем подражания родителю или родственнику, страдающему каким-то психическим расстройством. Кроме того, ребенку могло удаваться обратить на себя внимание лишь в том случае, если он вел себя достаточно безумно. Этот запрет может усиливаться негласными правилами фамильной “эстафеты безумия”. И тогда родители равнодушно проходят мимо нормальных и естественных действий своего сына или дочери, но немедленно «озадачиваются» и «озабочиваются» (т. е. проявляют столь нужную детям заботу) всякий раз, когда они демонстрируют какое-либо «безумное» поведение.

Наконец, предписание «не принадлежи» обычно дается ребенку родителями, которые ведут себя так, как если бы они должны были быть в другом месте (Израиле, США, Франции, но уж никак не в стране, где они живут) или относиться к совсем другой нации или социальной группе. В этом случае у ребенка теряется чувство принадлежности к стране, национальности или этой самой социальной группе. И в лучшем случае он становится этаким «гражданином Вселенной», «безродным космополитом», перекати-поле, не принадлежащим ни к чему и ни к кому (в т. ч. и самому себе).

А теперь на время остановитесь, и еще раз вспомните свое детство, взаимоотношения с родителями, наиболее запомнившиеся эпизоды из этих взаимоотношений (и приятные, и неприятные) и попробуйте понять, какие именно предписания из вышеописанных вам вольно или невольно передавали родители в лице своего Травмированного Внутреннего Ребенка. Не делай? Не будь? Не сближайся? Не будь ребенком? Не взрослей? Не добейся успеха? Не будь собой? Не будь нормальным или здоровым? Не принадлежи?

Попробуйте проверить свои смутные догадки, представив, что предписания эти все-таки были, и вы жили и живете по ним. Если это так, то в соответствии с какими предписаниями вы живете? «Я живу так, будто получил предписание…»…

Если предписание удалось выявить, то может, стоит попытаться остановить этот процесс?

В противном случае, «переполненные» родительскими негативными предписаниями, страхами перед новым опытом,  мы обречены идти по жизни как по минному полю, «тянуть лямку» неинтересной работы, не решаясь ничего поменять, стремиться к близким отношениям…но, снова и снова выбирать партнеров, которые (как и родители) отвергают нас, из последних сил стараться быть успешными и раз за разом терпеть неудачи…

Источник : Уласевич Тина Васильевна

0/50 ratings
Предыдущая запись
Я и мои партнерские отношения
Следующая запись
Комплементарный брак : детско-родительские отношения у супругов

Related Posts

No results found

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес e-mail.

Меню
WhatsApp chat